Подвиг помора Ивана Седунова

Легендарный подвиг крестьянина Ивана Сусанина стал образцом и примером, в трудные для нашего Отечества времена его неоднократно повторяли простые русские люди.

В начале XVIII века, когда Россия воевала со Швецией, его совершил Иван Рябов. О личности этого человека известно немного. Иван, сын Ермолая был родом из Двинского уезда Низовского стана Мудьюжской волости.

Его отец, как следует из «Расспросной двинского бобылька Ивана Ермолина сына Седунова» — документа начала XVIII века, носил фамилию Седунов. Иван был безземельным крестьянином, промышлявшим охотой (отсюда прозвище Ряб, Рябов) и рыболовством, он был опытным мореходом.

Во время одного из таких выходов на рыбный промысел, лодка Седунова была захвачена шведами. Целая эскадра шведских кораблей направлялась к Архангельску с целью уничтожить этот единственный в то время русский северный порт, через который шла морская торговля с европейскими странами.

Петру I были известны планы шведского короля Карла XII по уничтожению архангельского порта и верфи в Соломбале, и царь предпринял меры по его укреплению, рядом с Архангельском возводилась Новодвинская крепость.

Некоторые исследователи считают, что одной из таких мер была отправка команды русских мореплавателей, задачей которых была дезинформация противника. Эту версию использовал в своем романе «Россия молодая» Юрий Герман.

«Мыслю я, государь, сделать так: шведские воинские люди без лоцмана в двинское устье войти не смогут. Лоцмана им надобно брать архангельского, не иначе. В страшной сей игре нужно найти человека, коему бы я верил, как… как тебе, господин бомбардир, и такого человека отправить на вражеские корабли. Сей кормщик-лоцман, не жалея живота своего, поведет головной, сиречь флагманский корабль шведов и посадит его на мель под пушки Новодвинской цитадели, где воровская эскадра будет нами безжалостно расстреляна, дабы и путь забыли тати в наши воды».

Из «Расспросной» известно, что кормчий Иван Седунов три дня у острова Сосковца ожидал подхода шведской эскадры, а когда заприметил корабли, подплыл к ним сам:

«И нашед на них, Ивашка с покрученики на лодью их с моря с коровану небольшой корабль с шнякою к лодьи их пришел».

Случайное пленение был срежиссировано, узнав о том, что Иван Седунов знает фарватер и может показать удобные места для высадки десанта близ Архангельска, шведы назначили его лоцманом.

Лоцман сделал все что нужно, 24 июня (5 июля) 1701 года два шведских корабля, флагманский галиот «Фальк» и шнява «Мьёхунден» сели на мель прямо под пушками строящейся Новодвинской крепости. Галиот и пушки со шнявы стали трофеями русских.

Шведы приказали расстрелять русских лоцманов Ивана Седунова и его друга переводчика Дмитрия Борисова. Борисов погиб, а Седунову удалось бежать со шведского корабля.

Вернувшись домой, герой подвергся …аресту. Архангелогородский воевода Алексей Прозоровский приказал его арестовать, видимо, Седунов действовал не по указанию свыше, а по собственной инициативе. Но после следствия, по личному указанию Петра I Иван Ермолаевич был отпущен.

Подвиг простого помора значительно облегчил задачу гарнизона Новодвинской крепости по защите порта и верфи. Шведы, потеряв два корабля из семи, были вынуждены уйти.

Так подвиг одного человека сыграл ключевую роль при сохранении Архангельска, имевшего важнейшее стратегическое значение.